Ми даємо ЗНАННЯ для прийняття рішень, ВПЕВНЕНІСТЬ в їх правильності і надихаємо на розвиток чесного бізнесу, як основного двигуна розвитку України
ВЕЛИКОМУ БІЗНЕСУ
СЕРЕДНЬОМУ ТА ДРІБНОМУ БІЗНЕСУ
ЮРИДИЧНИМ КОМПАНІЯМ
ДЕРЖАВНОМУ СЕКТОРУ
КЕРІВНИКАМ
ЮРИСТАМ
БУХГАЛТЕРАМ
ФОПам
ПЛАТФОРМА
Єдиний інформаційно-комунікаційний простір для бізнесу, держави і соціуму, а також для професійних спільнот
НОВИНИ
та КОМУНІКАЦІЇ
правові, професійні та бізнес-медіа про правила гри
ПРОДУКТИ
і РІШЕННЯ
синергія власних і партнерських продуктів
БІЗНЕС
з ЛІГА:ЗАКОН
потужний канал продажів і підтримки нових продуктів

Итоги круглого стола «Споры с фискальными органами по НДС: причины и судебные перспективы»

20.10.2015, 09:00
81
0

30 сентября компания «ЛІГА:ЗАКОН» совместно с Общественным советом при ГФС Украины и юридической фирмой WinnerLex провели круглый стол «Споры с фискальными органами по НДС: причины и судебные перспективы».

В числе участников: народный депутат от Блока Петра Порошенко Татьяна Острикова, судья Высшего административного суда Украины Наталья Блаживская, а также судьи административных судов апелляционной и первой инстанций. Честь ГФСУ отстаивал директор информационно-коммуникационного департамента Виктор Косарчук. Со стороны бизнеса были представлены руководители предприятий, аудиторы, юристы, а также представители общественных организаций - члены Общественного совета при ГФСУ.

Цель круглого стола - сообща определить наиболее распространенные причины возникновения спорных ситуаций, обсудить перспективы их судебного решения, согласовать правовые позиции.

К обсуждению были предложены пять вопросов:

• «Забытые» остатки отрицательного значения НДС: почему ГФС не выполняет Закон № 643?

• Безосновательные отказы в регистрации налоговых накладных: почему регистрационный лимит живет своей собственной жизнью?

• Пресловутый «стан 9» и его последствия для плательщика НДС.

• Автоматическое возмещение НДС: почему право есть, а возмещения нет?

• Аннулирование регистрации плательщика НДС: всегда ли законно?

Открывая круглый стол, модератор Юрий Цыганок, руководитель бухгалтерского направления компании «ЛІГА:ЗАКОН», привел печальную судебную статистику: если за весь 2014 год количество судебных дел по НДС составило порядка 20 тыс., то всего лишь за 8 месяцев 2015 г. - уже более 25 тыс. И это притом, что система электронного администрирования НДС, создавшая массу проблем налогоплательщикам, лишь три месяца тому назад вышла из тестового режима.

Однако СЭА НДС является согласованным с МВФ компенсатором обещанного снижения ставок налогов, и на сегодняшний день в Комитете ВР по налоговой и таможенной политике уже никто всерьез не говорит о ее отмене - сообщила депутат Татьяна Острикова. По ее словам, депутаты согласны были не поднимать вопрос об отмене СЭА НДС при соблюдении двух условий:

1) действительно автоматическое возмещение НДС;

2) запрет на проверки входящего НДС. Он ведь обеспечен живыми деньгами в системе электронного администрирования НДС. Для чего же его тогда проверять?

Однако «не так сталось, як гадалось». Вот что поведала Татьяна Острикова участникам круглого стола о ручном управлении СЭА НДС:

«Если говорить об отрицательном значении, мы своим Законом № 643 не давали фискальной службе никакого права его проверять: это отрицательное значение мы пускаем в систему, а это отсекаем. Почему фискальная служба в данном случае пошла на превышение полномочий - сложно сказать. Но у нас задокументирован факт, и я уже докладывала об этом Общественному совету, когда 26 или 27 августа было одним предприятием взято извлечение из реестра, где не было 24 строки, в размере около 4 млн. грн., и, так сказать, по ручному вмешательству за полчаса эти 4 миллиона были туда положены., и через полчаса был взять уже другое извлечение, где эти 4 млн. стоят в формуле. Причем обоснование фискальной службы на наш запрос, а поему же сразу не положили, а только спустя 4 дня, был такой: «Нам показалось, что это был рисковый кредит, потому что он был сформирован в 2010 году, хотя он уже полностью проверен в 2010 году, и есть акт проверки, но если люди его не использовали с 2010 года, то наверное он им не нужен…». Наш вопрос - а разве вы имели право проверять вообще,

Другой вопрос. Отрицательное значение около 300 млн. Большая фирма, которая занималась строительством определенных объектов строительства и 300 млн.отрицательного значения. Начинаем разбираться, почему его нет в системе, как предусмотрено законом. Нам отвечают: «Ну потому что 86 млн. из этих 300 находятся в обжаловании, на наш взгляд, они сформированы от фиктивных предприятий, поэтому мы все 300 млн. положить не можем, потому что вдруг суд постановит, что 86 млн. фиктивные…»

Поэтому вывод у нас сформировался абсолютно логичный: система электронная, а администрирование - ручное».

Ольга Богданова, представитель Общественного совета при ГФСУ:

«Не мне решать, виноваты или нет руководители ГФС, это будут делать судьи. Но, на мой взгляд, как бизнеса, это свидетельствует о ручном вмешательстве в систему.

Налоговая яма имеет сейчас конкретный адрес. Один на всю Украину…

Есть на сегодняшний день компании, которым так и не подняли отрицательное значение на 1 июля. МВД не реагирует, прокуратура не реагирует, Минэкономики не реагирует, и налоговый комитет Верховной Рады считает эту тему просто неприкосновенной».

Наталья Блаживская, судья ВАСУ - о планах ГФС по сбору налогов и их выполнении:

«Момент, який є проблемним - це те, що у нас практично ніколи нема випадків, коли складається довідка за результатами перевірки. У нас так звані плани, очікування зі збору податків. Якщо ми від цього не відійдемо, ми і далі будемо перебувати у стані абсурду. І я вам скажу чому. Тому що це тільки віртуальне наповнення бюджету. Це ж все неузгоджені ППР. Негідно виходити і говорити: «От ми досягли!» Нічого ви не досягли. Тому це ще неузгоджені ППР і коли вони стануть узгодженими - це ще пройдуть роки…

І по-друге, ми маємо переглянути це наказ [той, що змушує податківців оскаржувати рішення окружних судів аж до ВАСУ]».

Виктор Косарчук, директор информационно-коммуникационного департамента ГФСУ:

«Ті процеси, які відбуваються, визивають більше запитань, ніж відповідей.

Було запитання по наказу - це та річ, яка змушує моєх коллег з юридичного департаменту [йти до кунця в судовому оскарженні], навіть якщо справа не має судової перспективи. Але депреміювання, догана, невідповідність займаній посаді - вона змушує до таких дій».

Анна Винниченко, управляющий партнер юридической фирмы WinnerLex:

Одним из ключевых аргументов введения СЭА НДС как премьером, так и руководством ДФС озвучивалась борьба с «налоговыми ямами» и при этом однозначно было заявлено, что необходимость депонирования оборотных средств при оформлении налоговых накладных нивелирует работу незаконных схем по уклонению от налогообложения. Но насколько необходимо было вводить дополнительные регуляторы для бизнеса, при этом оставляя действующую систему налогового законодательства? Действительно, система нормативного регулирования налоговых правоотношений имеет много пробелов, и на практике при рассмотрении налоговых споров как налоговики, так и суды руководствовались не только прямыми нормами НКУ, но и налоговыми доктринами: деловой цели, разумной экономической причины, надлежащей налоговой осмотрительности; утверждающих, что даже при соблюдении всех необходимых формальных условий по НКУ (например регистрации налоговых накладных), результаты хозяйственных операций, для того чтобы были отражены в налоговом учете, суды и налоговики требовали от налогоплательщиков доказывать реальность таких сделок.

Пример - дело по «Ангоре»: предмет административного спора не решение или действие органа публичной власти, а доказывание реальности хозяйственной операции.

Однако, как уже было сказано, основным аргументом введения НДС-счетов и депонирования является то, что с их введением «налоговые ямы» не смогут функционировать.

Вопрос: «Если ли власть озвучивала введение НДС-счетов как некий фильтр против схем уклонения, значит ли это, что с их введением мы уйдем от необходимости доказывания реальности хозяйственных операций при проверках в судах, если выполним все условия по СЭА НДС? И если нет, тогда в чем была необходимость их введения? Просто как дополнительная финансовая и трудозатратная нагрузка на бизнес, а не как фильтр налоговых схем?».

Юлия Дроговоз, вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей:

«На сегодняшний день самая большая проблема, которая остается: это под любыми предлогами лишать плательщика права на налоговый кредит. Мы можем называть это как угодно, но в конечном итоге все сводится к тому, чтобы заставить уплатить дополнительные средства на НДС-счета.

Июль показал сумасшедшие поступления в бюджет, 2 млрд. с чем-то, как заявляла фискальная служба, и мы понимаем, за счет чего это происходило. Это происходило за счет того, что были искусственно созданы ситуации, когда были раздуты налоговые обязательства через механизм лишения права на налоговый кредит. Очень многие потеряли налоговый кредит, соответственно, были вынуждены уплатить эту сумму в бюджет. Соответственно, эта сумма дала высокие показатели для фискальной службы, но и большие потери для бизнеса.

Важно понимать, что следующие месяцы - август, сентябрь - мы будем иметь обратную ситуацию, когда начинает доходить ранее потерянный налоговый кредит».

Богдан Санин, судья Окружного административного суда г. Киева:

«Мы видим только увеличение налоговых дел, которые поступают в суд. Каждая налоговая реформа приводит к тому, что количество судебных дел увеличивается. Увеличивается не потому, что становится легче жить, а потому что становится жить хуже для бизнеса.

Я очень приветствую то, что депутатский корпус подключается к дискуссии.

Мы судейский корпус, очень выступаем за то, чтобы количество дел уменьшилось. Мы не хотим слушать такое количество дел типовых. Если кто-то из депутатского корпуса хочет решить проблему, стоит поднять судебную практику, проанализировать типовые категории дел. Это, в том числе, безосновательные отказы регистрации налоговых накладных, - их масса. Сначала был неверно указанный адрес. Для нас это в дальнейшем статистическое дело, по которому сложно проконтролировать исполнение. Мы то решение выносим, а вот исполняется ли оно…

Идет затем апелляция, хотя все знают судебную практику, вплоть до ВАСУ. Мы все ее знаем. Но налоговая служба все равно обжалует вплоть до ВАСУ».

Когда круглый стол близился к завершению, судья Санин предложил депутатам помощь судейского корпуса в систематизации наиболее характерных судебных споров, с тем, чтобы внести соответствующие изменения в налоговое законодательство, которые бы системно устранили причины конфликтов. Татьяна Острикова приняла это предложение и пообещала приложить максимум сил для того, чтобы они были приняты в Парламенте.


Увійдіть, щоб залишити коментар
Розсилка від БУХГАЛТЕР.ua Тільки найважливіше і найцікавіше